О сайте Об авторе Рубрики На первую

Повторный арест Николая Сивульского:
он слишком много знал?

На днях, согласно решению Генпрокуратуры, снова был арестован руководитель службы вице-премьера Юлии Тимошенко, бывший президент АО "Украинский газоресурсный консорциум" и кандидат в нардепы Николай Сивульский. Это второй арест политика. В первый раз Сивульского арестовывали 17 сентября 1998 года. Теперь Генпрокуратура повторно возбудила уголовное дело в отношении Сивульского.

Чистая уголовщина или политический процесс?

Ранее правоохранительные органы обвиняли его в незаконном перечислении свыше 10 млн. гривен на счета корпорации "Единые энергетические системы Украины". На сей раз ему предъявляется обвинение в хищении коллективного имущества в особо крупных размерах. В частности, в ходе расследования установлено, что г-н Сивульский перечислил около 370 тысяч гривен на фиктивные счета. Напомним, что Украинский газоресурсный консорциум был создан в 1996 году. Учредителями этого акционерного общества с иностранными инвестициями являлись ЕЭСУ, АО "Укргазпром", государственная акционерная холдинговая компания "Укргаз", "Укрресурсы", АБ "Укргазпромбанк" и другие. Считается, что стать главой столь могущественной компании, контролирующей распределение ресурсов природного газа, продажу и т.д., Николаю Сивульскому помог экс-премьер-министр Павел Лазаренко.

Как заявил ранее заместитель генпрокурора Николай Обиход, "кроме Сивульского, в деле фигурируют сотни фамилий", но называть их не стал. Между тем, Николай Сивульский практически в последний день регистрации кандидатов на довыборы в парламент, предоставив необходимое количество подписей в свою поддержку, получил право баллотироваться по избирательному округу N 99 в Кировоградской области. Кстати этот округ стал вакантным после ухода в министерское кресло Юлии Тимошенко. Как сложится избирательная кампания Сивульского в связи с его арестом, неизвестно. Прежде чем строить предположения о возможных скрытых причинах повторного возбуждения дела в отношении Сивульского, освежим события почти двухлетней давности.

Итак, 17 сентября 1998 года Генеральная прокуратура Украины арестовала гендиректора Украинского газо-ресурсного консорциума Николая Сивульского, а на следующий день ему предъявили обвинение в злоупотреблении служебным положением, что повлекло за собой значительный ущерб (статья 165ч.2 УК). За подобные криминальные деяния закон предусматривает наказание до восьми лет лишения свободы с конфискацией имущества. Вокруг этого ареста сразу же родилась масса слухов и предположений. Главный вопрос, который усиленно обсуждается: арест Сивульского - политический заказ или у него чисто криминальные причины?

Без вины виноватый

Этот арест случился через неделю после того, как Сивульский возглавил комитет по подготовке референдума о недоверии Президенту Кучме. Что, впрочем, никак не повлияло на планы инициаторов референдума. Уже через восемь дней после ареста - 25 сентября в Херсоне на собрании граждан было проголосовано за проведение референдума. Как известно, у действующей власти достало сил справиться с надвигающейся угрозой всенародного голосования на предмет: Кучма - положительный или отрицательный? Все это не сложно было предвидеть тем, кто мог спланировать арест. Отсюда следует, что заточение Сивульского в СИЗО не было напрямую связано с избранием его руководителем комитета по подготовке референдума о недоверии Президенту. Очевидно, причины лежали глубже.

Генеральный прокурор Потебенько и министр внутренних дел Кравченко вскоре поспешили заявить про давление на следствие "заинтересованных" политических сил. Прежде всего, разглашались подробности визита в Генпрокуратуру депутата и президента Корпорации "Единые энергосистемы" Юлии Тимошенко, на то время - одной из ключевых фигур в партии "Громада", лидер которой Павел Лазаренко тогда еще не был заточен в Калифорнии, являясь главным оппонентом власти и потенциальным претендентом на президентское кресло. Как утверждает генпрокурор Потебенько, Тимошенко появилась в его приемной сразу после ареста Сивульского. И хотя генпрокурор был чрезвычайно занят, он принял миловидного нардепа. В ходе беседы, утверждает Потебенько, Тимошенко "в недопустимой для народного депутат форме требовала освобождения Сивульского". В то же время и министр внутренних дел и генеральный прокурор довольно однозначно заявили, что за Сивульским ниточка потянется дальше - к тем, кто руководил им в многомиллионных махинациях. Напомним: в соответствии с обвинением, предъявленным Сивульскому, ему инкриминировали противозаконное перечисление на счета ЕЭСУ 10,440 миллионов гривен, переведенных со счета АО "Укргазпром" по распоряжению Сивульского. Забегая вперед, заметим, что угрозы о неотвратимости возмездия остались лишь угрозами. Но это тогда:

Вызывает удивление тот факт, что обычно немногословные руководители следственных органов вдруг ударяются в преждевременные обвинения арестованного, запамятовав, что речь идет лишь о подозреваемом, виновность которого может определить только суд (а как показывает практика, в подобных делах до обвинительного заключения дело как правило не доходит). Чем объяснить излишнюю разговорчивость генпрокурора и главного милиционера: уверенностью в неотразимости собранных доказательств или преднамеренном давлении на оппонентов режима? Вместе с тем, уже в самом начале этой криминальной истории у юристов возникли сомнения в правомерности применения к действиям Сивульского статьи 165.ч.2 УК.

Пiд посадовими особами розумiються особи, якi постiйно чи тимчасово здiйснюють функцii представникiв влади, а також займають постiйно чи тимчасово на пiдприeмствах, в установах чи органiзацiях незалежно вiд форм власностi посади, пов'язанi з виконанням органiзацiйно-розпорядчих або адмiнiстративно-господарських обов'язкiв, або виконують такi обов'язки за спецiальним повноваженням.

Уголовный Кодекс Украины

Акционерное же общество является структурой не государственной, а его руководитель, соответственно не есть лицо должностное и не относится к категории госслужащих. Если допустить, что действиями Сивульского членам Газоресурсного консорциума был причинен ущерб, то это могло стать разве что предметом рассмотрения в арбитражном суде. Но не один из членов консорциума такого обращения не инициировал. Так почему же этим столь обеспокоились МВД и Генпрокуратура?

Сивульский: преступник или главный свидетель обвинения?

В принципе, можно допустить, что первый арест стал демонстративным шагом власти, который должен был в очередной раз засвидетельствовать ее оппонентам: во времена усиливающейся выборно-президентской гонки возглавлять всевозможные антипрезидентские комитеты, а также иным способом составлять активную оппозицию Президенту - занятие небезопасное. Впрочем, одно лишь показательное заклание агнца такого калибра было бы непростительным расточительством. Заточив в следственную темницу Сивульского, власть получала возможность использовать его с куда большим КПД. Дабы убедиться в этом, проследим подробнее трудовой путь Николая Сивульского.

Педагогическая карьера господина Сивульского, преподававшего в различных украинских и российских вузах мало интересна для нашего исследования. Обратимся к истокам административного взлета доктора экономических наук Николая Сивульского. Его судьба сделала крутой зигзаг во времена президентства Леонида Кравчука. Сивульскому исполнилось 40 лет, когда в апреле 1992 года он стал первым заместителем председателя правления НБУ, с октября 1992 года по декабрь 1993-го - первый замминистра финансов Украины. С октября 1993-го по ноябрь 1994 года служил заместителем директора в Агентстве международного сотрудничества и инвестиций. В марте 1996-го баллотировался в парламент, но не совсем удачно: он был третьим из 17 претендентов по своему избирательному округу. С осени 1996 года Сивульский - советник премьера Лазаренко по вопросам банков и банковской деятельности, член Комиссии по разработке национальной программы развития сельхозпроизводства.

На протяжении едва ли не всего административного периода своей жизни Сивульский фигурирует в контексте различных финансовых скандалов. Так, газета "Регион" утверждала, что в бытность заместителем министра финансов Сивульский по долгу службы имел отношение к выпуску облигаций государственного внешнего займа, так называемых "газпромовок", с помощью которых Украина реструктурировала свой долг перед РАО "Газпром" за газ, поставленный в 1992-94 годах. Общая сумма эмиссии - 1,4 млрд. долларов. История "газпромовок" началась с того, что вице-премьер России Чубайс начал давить на украинское руководство на предмет возвращения задолженностей. В итоге, 5 октября 1995 года президент Кучма подписывает Указ про выпуск облигаций государственного внешнего займа - в соответствии с договором между Кабинетом министров Укрины и РАО "Газпром" от 18 марта 1995 года. Всего было выпущено 10 траншей по 140 миллионов долларов со сроками погашения в 1997-2007 годах. Таким образом, Украина, по крайней мере, отложила срок выплаты долгов, а возможно и вовсе перевела возможность выплаты в область нереального. С того времени вопрос возврата газовых долгов между российским и украинским руководством поднимается с завидной регулярностью. И если выпуск ОГВЗ начинался при премьере Лазаренко, а соответствующий договор между КМ Украины и РАО "Газпром" - еще в "доисторические" времена премьерства Виталия Мосола, то позже полномочия ведения неприятных бесед на эти темы с россиянами перешли к премьеру Пустовойтенко. А теперь вот и нынешний глава правительства Ющенко вместе с главой украинской державы вынужден не только признавать эти долги, но и каяться в непомерном воровстве российского газа. Впрочем, занимался вопросами газовых долгов и предшественник Лазаренко Марчук. Оба впоследствии составили основную оппозицию президенту Кучме. Но если первый в результате оказался в руках американского правосудия, то второй выгодно использовал политический капитал, приумножив его путем перехода на сторону конкурента. Ныне Марчук - Секретарь Национального комитета по безопасности и обороне.

Между тем, осень 1998 года знаменовала для Украины жестокий финансовый кризис. Плюс к тому, в преддверии приближающихся холодов правительство России с особым усердием возобновило давление на Украину с требованием возвращения газовых денег. В этой связи прозвучала недвусмысленная угроза значительно сократить объемы поставляемых энергоносителей зимой 98-99. Угроза энергетического кризиса и последующих экономических и политических потрясений становилась все более реальной, что обещало нанести нокаутирующий удар по имиджу правительства и соответственно Кучмы. И тогда уж его оппоненты дружно вспомнят про облигации внешнего и внутреннего займов, которые "запускались" при прямом участии Кучмы, что в значительной мере и привело к таким печальным результатам. Николай Сивульский мог наполнить подобные обвинения убедительной конкретикой. Ведь если Кучму можно назвать крестным отцом "газпромовок", то Сивульский может претендовать на звание полнокровного родителя. Во всяком случае, человек, который во время подготовки механизма ОГВЗ и непосредственно воплощения Указа Президента в жизнь занимал пост первого заместителя министра финансов, уже по своим должностным обязанностям не мог стоять в стороне от этих процессов.

Впрочем, вузовский ученый, переквалифицировавшийся в чиновника высокого ранга, был задействован не только в этой операции. Должностные обязанности первого замминистра финансов безусловно обязывали его и к участию в разработке облигаций внутреннего госзайма. И все указывает на то, что он непосредственно участвовал в разработке изящного механизма обращения этих облигаций - палочки-выручалочки правительства, скрытого эмиссионного источника последних лет. В марте 1996 года, выступая на международной конференции в Киеве, Сивульский заявил: "Мы прекратили деятельность одного из эмиссионных центров, которым являлось правительство". Впрочем, в запале президентской борьбы оппозиция могла ретроспективно вспомнить об этой деятельности, да и а повод на лицо: глубокий кризис. А вот детали отношений правительства с Нацбанком в этой связи, суммы эмиссий, имевших место быть при двух оппозиционных экс-премьерах - Марчуке и Лазаренко - известны, очевидно, не многим, а возможно что и одному - Николаю Сивульскому. Наличие в руках власти такого подследственного - чем не гарантия молчания оппозиционеров?

В 1994-95 годах Сивульский в соответствии с распоряжением Кабмина от 30 декабря 1994 года возглавлял ликвидационную комиссию Украинского кредитного фонда. Постановление подписывал премьер-министр Виталий Мосол - в исполнение Указа Президента Кучмы от 10 декабря 1994 года. В указе в частности говорилось: "У зв'язку з необхiднiстю усунення наявних недолiкiв у справi залучення i реалiзацii iноземних iнвестицiй, наведення належного порядку в цiй сферi, а також з метою вдосконалення механiзму здiйснення iнвестицiйно-фiнансовоi полiтики Украiни ПОСТАНОВЛЯЮ::

3. Генеральнiй прокуратурi Украiни разом з Мiнiстерством фiнансiв Украiни, Нацiональним банком Украiни та Службою безпеки Украiни провести у двотижневий строк перевiрку додержання вимог законодавства при створеннi Украiнського кредитного фонду та у його дiяльностi..."

Позже по распоряжению исполняющего обязанности премьер-министра Евгения Марчука полномочия комиссии были продолжены. Ни о каких санкциях против нарушителей закона не сообщалось. Между тем, с деятельностью Кредитного фонда связан не шуточный скандал. Фонд учрежден Указом Президента Кравчука от 18 марта 1994 года "з метою створення умов для залучення iноземного капiталу в економiку Украiни, сприяння реалiзацii iнвестицiйних програм та проектiв".

Президентом Фонда стал скандально известный Вячеслав Шмелев. Напомним, что весной 1998 года увидело свет заключение временной следственной комиссии Верховной Рады, занимавшейся изучением проблемы несанкционированной торговли оружием. Председатель комиссии Игнатенко в своем отчете в частности констатировал, что в апреле 1992 года Минобороны подписало договор с Фондом "Новое поколение", которому были предоставлены "неограниченные полномочия в области торговли оружием, военной и специальной техникой и имуществом". Тогда его президенту Шмелеву все сошло с рук.

Деятельность же Кредитного фонда завершилась тем, что была подготовлена эмиссия гособлигаций номиналом 25 миллионов долларов каждая. Вскоре несколько из них были предъявлены для оплаты нерезидентами Украины. Украина отказалась от этих претензий, поскольку Указ Шмелева про эмиссию был подписан в тот момент, когда президент фонда находился в отпуске. Одним словом - история весьма темная. Особенно, если учесть, что вскоре Шмелев исчез за рубежами отчизны и был объявлен в международный розыск. Между тем, г-н Сивульский, в свое время разбиравшийся с делишками Фонда в должности главы ликвидационной комиссии, мог бы пролить свет на все произошедшее, в том числе на степень участия в этой неблаговидной истории Президента Кравчука. И хотя Леонид Кравчук не рассматривался в качестве претендента на грядущих президентских выборах, однако он - однопартиец на то время видного конкурента Кучмы Евгения Марчука. И кто знает, что там мог наболтать следствию Сивульский. И не содержалось ли в его показаниях информации, убедившей Марчука предать интересы "каневской четверки", то есть фактически провалить идею выступить единым оппозиционным фронтом на президентских выборах:

С именем Сивульского также связана деятельность Агентства международного сотрудничества и инвестиций, выпускавшего государственные товарные облигации товарных ресурсов. Любопытно, что с поста заместителя председателя Агентства Сивульского уволил Леонид Кучма, который через три месяца ликвидировал и само агентство. Очевидно, о деятельности этой структуры Сивульскому также есть что вспомнить.

Сивульский может представлять интерес и как бывший советник премьер-министра Лазаренко, призванный на это место через три месяца после пришествия Павла Ивановича в кабинет руководителя правительства. Навряд ли способности Сивульского остались невостребованными в период формирования "империи" Лазаренко, который в течении года превратился из "одного из многих" в одного из влиятельнейших украинских олигархов. Вскоре после того как Лазаренко по президентской воле оставил здание правительства, Кучма привселюдно высказал сожаление о том, что он отпустил Лазаренко по-доброму, не возбуждая против него уголовного дела. Теперь уже ни у кого не вызывает сомнения, что Кучма успешно исправляет допущенную ошибку. И в этой связи свидетельства Сивульского могут оказаться весьма полезны - как тогда, в 1998-м, так и сейчас, в разгар судебного расследования по делу Лазаренко в США.

Наконец, в 1997 году Сивульский сменил кресло советника премьер-министра на пост гендиректора "Украинского газоресурсного консорциума", у истоков которого он стоял. Именно на этой должности Сивульский, по мнению правоохранительных органов "злоупотребил" своей должностью на 10,440 млн. долларов - на пользу ЕЭСУ. Кроме того, Сивульский принимал участие в подготовке Энергетического консорциума, где ведущая роль также отводилась Единым энергосистемам. В итоге концерн назвали Газоресурсным, но ЕЭСУ от того не проиграли, что понятно - очередной, третий по счету перераздел рынка энергоносителей происходил во времена премьерства Павла Лазаренко. Ирония судьбы заключается в том, что в свое время, находясь на посту замминистра финансов Сивульский разбирался с проблемами и долгами предыдущей газотрейдерской структуры "Республика", уполномоченной в 1994 году координировать поставки туркменского газа в Украину и погасить астрономические долги за поставленный газ. Руководителем "Республики" был Олег Бакай, брат Игоря Бакая ("Нефтегаз Украины"). Любопытно, что "Республику" тогда устранили от программы погашения долга. А Минфин при непосредственном участии Сивульского экспроприировал в качестве залога 2,66 миллиардов кубометров туркменского газа, принадлежавшего "Республике". Последняя подала иск на правительство Лазаренко, однако видимых результатов эта тяжба не принесла. И вот, в 1998 году суровый учитель "Республики" Сивульский попал за решетку в связи со своей деятельностью на посту руководителя иной газотрейдерской корпорации.

Генпрокуратура - штурмовой отряд власти?

Из всех указанных эпизодов внимание прокуратуры почему-то привлекла деятельность Сивульского на его последнем посту. Что, очевидно, было призвано нанести сокрушающий удар по ЕЭСУ в частности, финансовому базису "Громады" и политическому имиджу его лидеров вцелом. Но коль скоро арест Сивульского по утверждению Генпрокуратуры стал результатом длительной кропотливой работы - почему же тогда не были удостоены внимания не менее интригующие фрагменты жизни Николая Сивульского, упомянутые выше? Напрашивается один ответ: арестованный нужен был два года назад и нужен теперь прокуратуре, находящейся под опекой Президента, в качестве главного свидетеля-носителя редкостной информации. Она в случае надобности может подтвердить, в частности, ущерб, причиненный Украине использованием таких финансовых инструментов как ценные бумаги при непосредственном участии экс-премьера Павла Лазаренко. С другой стороны, адвокаты Лазаренко в ходе судебных разбирательств в Калифорнии распространяют слухи о якобы имеющемся у их клиента компромате на Кучму. Не исключено, что с помощью нынешних показаний Сивульского можно будет повернуть дело так, будто главный виновник - Лазаренко, при премьерстве которого использовались технологии с облигациями внутреннего и внешнего займов. А в случае надобности, можно будет сориентировать все негодование в адрес нынешнего премьера Ющенко.

Заставить Сивульского говорить сможет угроза "принципиального" расследования возбужденного против него уголовного дела или в сама перспектива длительного пребывания в каземате следственного изолятора. А что это значит, он уже успел понять в период своего первого заточения. По установившейся практике подобные дела, как правило, спускают на тормозах. Но едва ли не обязательным условием для этого является согласие подозреваемого сотрудничать с органами следствия, то есть давать необходимую информацию.

Косвенное свидетельство такой версии - кураторство "дела Сивульского" начальником Главного управления Генпрокуратуры по расследованию особо важных дел Николая Обихода, замеченного в расследовании не одного дурнопахнущего дела. Достаточно вспомнить арест начальника консульского управления МИД Василия Коваля, имевшего место 25 ноября 1997 года. Выдвинув ему обвинение в целом ряде преступлений, прокуратура определила Коваля в следственный изолятор. Лишь через несколько месяцев после двух инсультов, перенесенных за решеткой его выпустили под астрономический залог. Но какое-то время спустя коваль опять оказался за решеткой. Основание: по сведениям прокуратуры тот оказывал давление на свидетелей по его делу. Залог, естественно, перешел в доход государству. Коваль пребывает под следствием по сей день. Вместе с тем, как утверждала его супруга Людмила Коваль, сразу после ареста дипломата в должности генерала СБУ его доставили в здание Генпрокуратуры на беседу с заместителем генпрокурора Лотюком и упоминавшимся Обиходом. По утверждению Людмилы Коваль эти двое пытались заполучить от ее супруга единственное - свидетельства о заграничных счетах Лазаренко и компромат на функционеров "Громады". Похоже, что в отношении Коваля власти настроены решительно.

А как сложится судьба Николая Сивульского? Окажется ли он более сговорчивым, наберется ли смелости молчать? С одной стороны весьма вероятно, что за упорство власть может жестоко его наказать, с другой стороны, некие заинтересованные лица могут не простить излишней разговорчивости. В этой связи в 1998 году, в период первого водворения Сивульского в СИЗО ходила даже версия о том, что Сивульский мог по собственной инициативе обратиться к властям с просьбой под любым предлогом "изолировать" его от влиятельных политиков из разнородных лагерей до окончания президентской гонки. Ну а сегодня?

В СИЗО - на сохранение

Сегодня, в период активных действий Генпрокуратуры по доведению до логического конца следствия по делу Лазаренко Сивульский с его показаниями может представлять значительную опасность для опального экс-премьера. А значит - снова пора "на сохранение" в СИЗО?

Не менее перспективна иная версия: повторный арест Сивульского и реанимация уголовного дела совпали с массированной кампанией в СМИ против Юлии Тимошенко и многочисленными заявлениями с высоких трибун о развале украинского ТЭК. Какое отношение имел Сивульский к формированию лица этого самого ТЭК, видно из информации, приведенной выше. Отсюда можно сделать единственный вывод (см. заголовок статьи).

Олег Ельцов

    Предыдущая В начало Следующая    
О сайте Об авторе Рубрики На первую