О сайте Об авторе Рубрики На первую

Стойкий оловянный солдатик

Александр Кузьмук - самый молодой министр обороны Украины за недолгую историю украинской государственности. Командовать вооруженными силами страны в 42 года - это равносильно руководству полком 16-летним Гайдаром. Долгое время после назначения Кузьмука в 1996 году на пост главы военного ведомства армия и страна с интересом всматривались в фигуру этого человека, пытаясь предугадать: куда поведет он свое войско? И первые шаги Александра Кузьмука заставили заговорить о нем как молодом армейском реформаторе, "отце солдата", взявшемся решить не только многочисленные военно-технические но и социальные проблемы.

Сегодня Кузьмук не только самый молодой из списка украинских министров обороны, но и самый стойкий "солдатик" - не одному из его предшественников не удалось продержаться в кресле четыре года. Вместе с тем, многие аналитики давно уже отказали Кузьмуку в тех эпитетах, которыми одаривали его авансом при заступлении в должность. Обещания и планы по реформированию армии были провозглашены им слишком давно, чтобы не стала очевидной истина: автор этих планов то ли не хочет то ли не может их реализовать. И многие вдруг прозрели: "А король -голый!" ·

Обещаного четыре года ждут

Появление Кузьмука в кресле Министра обороны было ознаменовано двумя событиями, которые посеяли в душах военных смутную надежду на то, что у армии появился командир, которому эта армия действительно близка и необходима. Во-первых, Александр Кузьмук наконец "выдал на гора" долгожданную Концепцию экономической деятельности вооруженных сил и Государственную программу строительства и развития Вооруженных сил до 2005 года. Все понимали, что заслуги Кузьмука здесь совсем чуть - над Концепцией бились-не добились два предшественника 42-летнего министра, они же определяли ее основные направления. А Кузьмук лишь поставил подпись и озвучил документ, который давно уже гулял коридорами МО и Генштаба как альтернатива проекту министра Шмарова. Но, пожалуй, больше всего любовь войска к своему новому атаману Кузьмук возжег простеньким ходом: он стал много и активно говорить о решении застерелых социальных проблем военнослужащих, в частности, жилищного вопроса. Цитата "от Кузьмука" времен его восшествия в кабинет министра обороны: "Командир, который не решает проблем своих подчиненных, сам стает проблемой". Все бурно заопладировали, после чего замерли в ожидании результата. Время шло, а все оставалось по-старому. И сегодня перед украинской армией не меньше проблем, чем их было в 1996 году.

Анализируя четырехлетнюю деятельность Кузьмука на посту министра невольно приходишь к аналогии с боксером, не рассчитавшим силы и выдохнувшимся до окончания поединка. В первые полгода-год Кузьмук проявил чертовскую активность и предпринял немало действительно полезных практических шагов. Активизировалась командирская подготовка и выучка личного состава. В видах Вооруженных Сил начали проводиться учения. Были осуществлены первые попытки по отработке задач комплексной обороны страны не только при помощи армии и флота, но и с привлечением сил всех вооруженных формирований во взаимодействии с органами государственного управления. Все! Кузьмук иссяк: иссякли идеи, запал, желание решать практические вопросы. Все больше сил отдается кадровым играм, расстановке верных людей, просчету перспектив красивого ухода вверх или хотя бы в сторону.

Чтобы не ошибиться в характеристиках министра, коснемся подробнее ключевых проблем армии и действий военного министра в их решении. ·

Жизнь в окопах

Итак, одним из самых зажигательных лозунгов программы новоиспеченного министра Кузьмука было решение социальных проблем офицеров и их семей. Главнейшая из них - традиционно квартирная. Армейские ряды воспряли духом: вот он, добрый командир - отец солдата. Но время шло, а менять окопы и общежития на собственное жилье приходилось не чаще чем при предшественниках Кузьмука. Очередь на получение квартиры замерла на цифре 55600 - как и в момент назначения Кузьмука на должность министра. Офицеры готовы понять критичность положения, коль скоро денег в стране нет, нет их и на поддержку армии, в частности, решение ее социальных проблем. Но это понимание не приходит по той причине, что для кого-то подобные проблемы решаются очень быстро: встал человек на очередь - и через полгода уже при столичном жилье. А иной так и состарится в общаге. Кто в числе первоочередников, надеюсь, догадываетесь: генералитет, а дальше - по цепочке личных связей. По закону право на распределение жилья имеет исключительно Жилкомиссия, но закон перестает работать, когда министр дает прямые указания начальнику Главного управления расквартирования. Сам министр, конечно, свой квартирный вопрос давно решил. Живет в роскошном доме на улице Тургеневской - по соседству с воротилами большого бизнеса. Правда, жалуются соседи, Министр обороны вечно затягивает с оплатой, ну да это объяснимо - в армии сплошные проблемы, а министр несет все тяготы бюджетного лихолетья вместе с подчиненными.

Вообще, квартирный вопрос - извечно болезненная тема для офицера. Вот и гудит офицерское товарищество от возмущения квартирными аферами. Помнится, пару лет назад, когда цены на жилье в столице достигли невиданных высот, МО взялось приобретать квартиры в холдинге "Киевгорстрой". Использовалась схема "квартиры для военных за налоги предприятий", когда предприятия-бюджетные должники рассчитывались с государством, оплачивая строительство квартир для МО. И хотя существовали определенные ограничения на стоимость квартирной площади, тем не менее "Киевгорстрой" задирал цены для МО выше высоких. А раньше был скандал с "Турецким городком", построенным в Киеве для украинских офицеров на средства "благодарного немецкого народа". Помнится, даже там не обошлось без скандалов: позаселялись в квартиры военных очередников судьи, прокуроры, еще бог знает кто: Впрочем, случилось это еще до "эры Кузьмука".

И, естественно, как заведено у нас в армии, да и не только в ней, когда офицер съезжает с семьей со служебной квартиры, то случается, прописывает на освобождаемую жилплощадь свой родственников. При Кузьмуке не стали ломать это й недоброй традиции.

Но спросите у министра обороны о воплощении его квартирных обещаний - он обязательно найдется что сказать. По этому поводу хотелось бы получить объяснение хотя бы такой вот рядовой ситуации. Прибыл в Киев на службу по охране воздушного пространства страны командир группы дивизиона войск ПВО Чичерин. Прибыл из Днепропетровска. Пришел вслед за иным днепропетровцем - командиром дивизии Игорем Романенко. Чичерин и Романенко - кумовья, или по-военному сослуживцы. Через полгода - за некие особые заслуги Чичерин вне очереди получает квартиру. А эта квартира полагается иному пэвэошнику, который без героических подвигов, но и без нареканий несет службу, в свое время строил с сослуживцами дом, где его семью на время поселили вместе с семьей другого офицера - пока не освободится отдельная квартира. Освобождение долгожданной квартиры совпало с уходом командующего войсками ПВО Александра Стеценко на освободившееся место замминистра по вооружениям. Узнав про эту военную тайну Чичерин 4 августа добивается прощального свидания с генералом Стеценко и таки убеждает его дать указание на предмет предоставления Чичерину (естественно, за особые заслуги) той самой квартиры, предназначенной для иного офицера. В течении ночи клепаются липовые документы, господин Чичерин празднует новоселье. А тот, который должен бы праздновать, обивает пороги, пытается пробиться к министру, начальнику войск ПВО: Но знающие люди говорят: и не думай-и не мечтай. Только Кузьмук, который едва заступив в должность набирал баллы провозглашением лозунгов о социальной защите защитников родины, представляется совершенно несведущим в том, что происходит в его хозяйстве.

И вот еще, раз уж мы заговорили о новом замминистра по вооружениям Стеценко. Есть у Александра Алексеевича сын Сергей, тоже военный. Отучился в училище, получил старлея, прибыл в Васильков под Киевом для прохождения службы в зенитно-ракетном дивизионе. После полутора лет несения службы командование разгадало в молодом офицере недюжинные полководческие таланты и поручило ему командовать целым дивизионом. Кстати, начальником штаба в том дивизионе еще один чрезвычайно талантливый молодой офицер - Сергей Леонидович Стеценко. Главным штабистом он стал после двух лет службы. ·

Деньги из воздуха

Как уже говорилось, Концепция экономической деятельности Вооруженных сил была принята в 1997 году. Это вселяло надежду, что в скором времени украинская армия научится не только воевать, но и саму себя кормить: не совсем обычная, однако полезная функция во времена бюджетного лихолетья. Вместе с тем, армия не такая уж бедная. В подчинении МО только ремонтных авиапредприятий аж 17 - это весьма рентабельные производства, которые выполняют зарубежные заказы. Они могут и должны приносить деньги. Вцелом, по прогнозам МО, 45 ремзаводов должны дать в этом году от 30 до 40 всех финансовых поступлений от коммерческой деятельности армии. Всего же в ведении украинских военных 145 предприятий. Что на практике?

В 1999 году армия самостоятельно заработала всего-то 75 миллионов гривен. В этом году армейским генералам очень хочется совершить украинское военно-экономическое чудо и заработать аж 900 миллионов (из общих 2,4 миллиарда, запланированных на финансирование МО). Об абсурдности этой цифры знают все. Но Кузьмук будет держаться за нее до последнего - 31 декабря 2000 года, после чего стране и армии будет объявлено, что с деньгами в МО как-то не сложилось.

Вообще, с зарабатыванием в МО вечно проблемы. По началу дружно взялись разворовывать военно-транспортную авиацию. Довели дело до парламентского скандала. Памятуя об этом, Кузьмук сделал эффектный ход. В 1997 году по инициативе МО создали мощное коммерческое предприятие - Украинскую авиатранспортную компанию. Один из основных учредителей - Министерство обороны. Задача - перевозка так называемых разрядных или проще - военных грузов. Фактически, компания является монополистом. Компания "Авиалинии Антонова", принадлежащая АНТК имени Антонова не в счет - у тех "Русланы", которые поднимаются в воздух лишь при наличии специфически больших грузов. Поэтому УАТК сполна использует прелести монопольного положения. Расценки, установленные компанией, примерно вдвое превышают среднестатистические арендные условия на рынке авиаперевозок.

50 процентов от заработанного достается МО. Все это безобразие происходит под разговоры о необходимости помочь армии материально, то бишь позволить ей драть с клиента в три шкуры. В УАТК делают это профессионально. Возглавляет предприятие Андрей Кукин, офицер контрразведки СБУ, в прошлом - глава "Укрспецэкспорта", также монополиста на рынке торговли украинскими вооружениями.

Существует опасность того, что ощутив вкус коммерции, в МО забудут о насущной задаче поддержания армии в надлежащем техническом состоянии, в том числе ее воздушный флот. Сам Кузьмук неоднократно подчеркивал, что ни распродажа военного имущества и вооружений ни передача в подчинение УАТК техники и наземных предприятий не идет во вред собственно армии. Так ли это? Только на протяжении 1997-98 годов по приказу Кузьмука из боевого состава ВВС выведено 18 транспортных самолетов, шесть из которых входили в авиаполк спецназначения. Вся техника передана на баланс УАТК. Ее заменили неисправными самолетами. Одним этим приказом министра боеготовность военно-транспортной авиации, по данным командования ВВС упала с 87 до 37 процентов. Таким же образом в собственность УАТК передавались и передаются аэродромы, наземные сооружения, ликвидная техника. Если бы это имущество продавалось, то полученные деньги могли бы здорово выручить армию. Но министру хочется делать большой авиационный бизнес.

И мало ему скандалов с мягко говоря смешными договорами, которые МО заключало с частными авиакомпаниями "Эй-Ти-Ай" и "Воларэ", когда МО на суперщадящих условиях отдало частникам шесть Ил-76. А когда один из них разбился за рубежами отчизны, начавшиеся проверки вдруг выявили жуткие нарушения в договорах аренды. А если бы не разбился? А если бы - упаси бог - случилось что-то некрасивое с очередным "смежником" МО? Что в таком случае еще всплывет в ходе проверок? Неужели не понимает Кузьмук, что бизнес - не армейское дело: начнут генералы воровать - министр не отмоется. Так почему же он так настойчиво стремится приучить военных делать деньги? ·

МО: торговать лучше, чем воевать

Кузьмук не раз подчеркивал, что он является противником того, чтобы военное ведомство занималось торговлей. Мол, каждый должен заниматься своим профессиональным делом. Есть "Укрспецэкспорт" - пусть он и торгует вооружениями. Но ситуация меняется. Жить армии не стало слаще. Все заработанные и бюджетные деньги попросту проедаются. На реформу не остается ровным счетом ничего. Да и сама реформа по идее ее разработчиков и исполнителей (именно МО готовило Программу развития ВСУ до 2005 года) вышла отнюдь не революционной, как того требует революционность момента. Отказ МО радикально сократить численность и привела сегодня к тому, что денег хватает лишь на прокорм, но отнюдь не на реформы. Да и можно ли ожидать иного от сугубо военного руководства МО? Никогда не согласится кадровый офицер потомственный военный Кузьмук предельно ужимать численность и задачи ведомства. Но ведь удалось принять подобное решение в России, Германии (Кузьмук очень любит приводить в пример раздутую численность Бундесвера) и еще в целом ряде стран.

И вот в такой ситуации Кузьмук начинает продвигать идею, достойную военного, но отнюдь не государственного мужа. В конце июля на имя премьера поступило письмо Александра Кузьмука, в котором он пытается обосновать необходимость расширения прав военных. А именно: ввиду недостаточного финансирования появилось желание (преподносимое как необходимость) торговли вооружениями. Желание понятное: военное имущество распродается, а немалые деньги минуют армию. Кстати, планируемое сокращение ВВС (с молотка пойдут свыше 600 самолетов и 400 вертолетов) может иметь немалый финансовый эффект, но опять же - большей частью для державной казны, а не для армии. Вот бы продать все это самим и самим же переварить прибыль:

Тут есть смыл обратиться к недавней военной истории. Еще в 1991 году под кураторством МО начал работать коммерческий центр, покрывший себя неувядающим позором. Военного имущество ушло на сторону на многие миллионы, денег вернулось - сущая безделица. Крымский депутат Шпилькин засылал за границы отчества авиадвигатели, иные коммерсанты отдавали иностранным компаниям самолеты, на которых вскоре менялись бортовые номера и авиагрузовики бесследно растворялись во всемирном воздушном пространстве. Что там транспортные самолеты: СУ-17 улетели в Йемен по цене автомобилей. Прокуратура наклепала уголовных дел, кое-кто подался в бега. Но никто так и не сел, деньги и техника в Украину не вернулись.

Кузьмук тут конечно не при чем. Но ведь восстанови сейчас "коммерческое" статус кво МО и можно уверенно прогнозировать повторение ситуации: система способствует.

И главное: что делать с "Укрспецэкспортом", который положил столько сил и средств на завоевание себе имени и места в мировой торговле вооружениями? Все перекраивать по-новой? Но ведь позиции "Укрспецэкспорта" и Минобороны сильно разнятся. Первый выступает за то, чтобы распродать вооружение как можно быстрее, порой даже по заниженным ценам (завтра не продашь и за меньшие), Минобороны настроено тянуть время, выжидать, чтобы вдруг в один момент продать много и задорого. Как в таком случае будет согласовываться политика по торговле вооружениям на мировом рынке?

И еще: чем собирается торговать Кузьмук? Залежалыми остатками или новыми разработками? Что до последнего - тут предвидится конфуз. "Укрспецэкспорт" не может добиться роста продаж. А ввиду завершения крупного пакистанского контракта - на поставку харьковских танков - можно ожидать резкое падение объемов оружейной торговли. Все потому, что новых конкурентноспособных разработок в Украине нет - армия не вкладывает деньги в создание принципиально новой техники.

В чем же суть желания МО поторговать? Чтобы получать деньги, которые сегодня зарабатывает "Спецэкспорт"?

Пока идея Кузьмука провалилась. Но эта инициатива министра весьма симптоматична: становится очевидным, что дальше запрограммированная им реформа ВСУ двигаться не может - нет денег. И дополнительных финансовых источников на исправление стратегических ошибок в самих планах реформирования тоже нет. ·

Об участии родственников в программе разоружений

То, что в нашей армии красть умеют и делают это со вкусом, подтверждает скандал, разразившийся прошлой осенью вокруг 43-й ракетной армии.

Итак, в сентябре 1999-го в штаб 43-й ракетной армии ворвались автоматчики в масках: так на территории воинской части выбивали налоги.

Предистория налета налоговиков: в июле того же года в ходе визита Леонида Кучмы в США было подписано соглашение о дополнительном финансировании Программы ликвидации стратегических наступательных вооружений, доставшихся Украине от МО СССР - в рамках Комплексной программы поэтапного сокращения и ликвидации боевых ракетных комплексов в Украине. Судя по итогам переговоров, американцы остались довольны результатами предыдущего сотрудничества, в котором было задействовано около полутысячи украинских фирм. На демонтаж ракетных шахт, утилизацию ракет и боеголовок потратили свыше 90 миллионов долларов. Американцы постановили увеличить финансовую помощь Украине на эти цели от 135 миллионов долларов до 411 миллионов. Активность украинских бизнесменов от разоружения подогревало льготное налогообложение фирм, причастных к утилизации ракет. Однако, как вскоре выяснили налоговики, льготы получили и подрядчики. Что, по мнению главного государственного налогового инспектора Сергея Мережко неверно: они должны платить 20%-й налог на добавочную стоимость и стоимость работ по ликвидации ракетных установок. Это и пытались доказать визитеры в масках, посетившие штаб 43-й ракетной армии. Впрочем, налоговиков интересовали отнюдь не военные, а совершенно гражданские фирмы.

Но не тонкости налогового законодательства волнуют нас, а тот побочный эффект, который имел этот конфликт. В ходе финансовых проверок фирм, занятых утилизацией было выявлено огромное число частных компаний, которые получили весьма выгодные заказы от МО, платившего деньги из американского вспомоществования. И фирмы эти имели непосредственное отношение к высоким генеральским чинам МО. Об этом шла речь в письме Виктора Кривицкого, начальника ГНА Винницы (здесь расквартирована 43-я ракетная армия) на имя генерального военного инспектора Василия Собкова: "При содействии командования 43-й РА к выполнению работ по ликвидации СНВ привлечен целый ряд коммерческих структур, в число учредителей которых входят близкие родственники командующего армией генерал-полковника Михтюка и его заместителя генерал-майора Бушуева...".

Так, по данным ГНА, супруга командарма Татьяна Михтюк является одним из соучредителей ЧП "Юлия-С Лтд", сын командующего Анатолий Михтюк соучредитель МП "Юлия", дочь замкомандарма Елена Бушуева - в числе руководителей предприятий "Струм", "Струм-К", "Юлия", "Асти" и "Юлия-С Лтд". Все эти предприятия участвовали в реализации заказов на выполнение работ как субподрядчики при условии освобождения их от всех видов налогов, кроме страховых взносов в Пенсионный фонд и сборов на соцстрах. Но что ж тут зазорного, коль фирмы генеральских родственников умеют честно работать и конкурировать?

Но в том-то и заковыка, что честно не умеют. "Струм" выиграл ряд основных тендеров, не взирая на то, что на момент заключения договоров с фирмами США он не соответствовал выдвигаемым требованиям. А ведь в тендерах среди прочих принимал участие легендарный "Южмаш": Но руководство победившего "Струма" для выполнения 46 уже заключенных договоров на общую сумму 24 миллиона долларов США подписало 399 контрактов с фирмами, которые в состоянии сделать эту работу. То есть субподрядчик работает, освобождаясь при этом от налогов, а "Струм" снимает жирные комиссионные. А именно: получив от американцев $ 22 млн., "Струм" перечислил субподрядчикам 23 млн: гривен и не уплатил ни копейки налогов. В результате только от одной этой комбинации в бюджет не поступило более 4,5 миллионов гривен налога на добавленную стоимость.

Это лишь один из бизнес-эпизодов. В 1998 году "Струм" заключил договор на выполнение ликвидационных работ с ООО "Кроки", что позволило обеим фирмам уклониться от налогообложения. А в 1999 году уже "Кроки" наняло в качестве субподрядчика "Струм" для производства ремонтно-дорожных работ на Юго-Западной железной дороге. Налогов опять не платили. Дальнейшее налоговое расследование выявило также, что Должностные лица 43-й Ракетной армии допускали некрасивости не только в обращении с валютными средствами, но и с материально-техническими. В прессу просочилась информация о реализации по бросовым ценам полученных в виде технической помощи суперкранов, а также джипа "Хаммер" (иномарка была продана физическому лицу за гроши и хранилась в гараже УМВД по Крыму, а потом стала фигурировать в материалах уголовного дела).

Вобщем - скандал, в котором министр Кузьмук занял непримиримую с правосудием позицию. Иски на газеты "Сегодня" и "Украина молода", публиковавшие материалы на эту тему, герои репортажей - физические лица в генеральских погонах и коммерческая структура "Струм" проиграли дела в разных судебных инстанциях. Но не смирились со злой судьбой. Не так давно министр обороны обратился с личным письмом на имя председателя Верховного Суда Украины Виталия Бойко, дабы предупредить предубежденность в рассмотрении дела. Таким образом министр фактически вмешался в судебный спор между прессой и частной коммерческой компанией, каковой является истец - фирма "Крок". Факт сам по себе весьма красноречивый: вместо наведения порядка и насаждения законопослушания внутри возглавляемого ведомства его руководитель фактически давит на суд. Но у министра обороны собственная голова в фуражке. И такие его действия дают свой результат. Накануне дня вооруженных сил, 5 декабря редактор газеты "Сегодня" Олег Нипадымко, доведенный военными до отчаяния, разразился статьей "ЕСЛИ СТРАНЕ НУЖНЫ НОВЫЕ ГОНГАДЗЕ, Я ГОТОВ СТАТЬ СЛЕДУЮЩИМ". Нипадымко прямо заявляет: немотивированное давление со стороны МО и коммерческой структуры "Струм" есть ни что иное как желание обанкротить газету. Причем, момент выбран более чем "удачный": редакция решила сменить учтредителей, она выставлена на продажу. Но кто захочет вкладывать деньги в потенциального банкрота? Ведь общая сумма исков к "Сегодня" по "военному делу" - 18,5 млн. гривен - больше чем собственно стоимость самой газеты. Так впринципе, лояльные к власти издания подталкивают в лагерь оппозиции.

Точку ставить рано

20 апреля 2000 года в следствие пуска ракеты "Точка-У" с Гончаровского полигона, что в 90 км от Киева был поврежден жилой дом в городе Бровары. Три жильца погибли. В этот день проводились оперативно-тактические учения 123-й ракетной бригады. Для расследования трагедии создали специальную комиссию МО.

Но поначалу МО стремилось всячески утаить информацию и не признавала очевидного: взрыв в доме произошел в виду попадания боевой ракеты. Объяснить такое поведение МО можно одним: шоком и ожиданиями наихудшего. Кресло под Кузьмуком энергично зашаталось. Наконец, военные признались: на 12 секунде полета произошел взрыв газогенератора. Газогенератор представляет собой пороховой заряд. Ракета потеряла управление и отправилась на мирную цель.

Предварительные результаты расследования подтвердила и комиссия Федерального государственного унитарного предприятия "Конструкторское бюро машиностроения" (Коломна, РФ).

Но не дожидаясь окончательных выводов комиссии Кузьмук отправил в отставку командующего ракетными войсками и артиллерией генерала Владимира Терещенко (это именно он первым признал факт попадания ракеты в жилой дом и случилась это во время интервью в весьма популярной телепередаче. "Прицепом" были понижены в должности командующий Северным оперативным командованием Валерий Пашинский, в частности, "за введение в заблуждение командования". Примерно с той же формулировкой уволили офицера группы боевой подготовки отдела боевого управления ракетных войск Георгия Корнеева. Кровопускание свершилось. Министр удержался.

Верховный главнокомандующий Леонид Кучма в очередной раз проявил предрасположенность к стойкому министру обороны. Якобы вскоре после трагедии Кузьмук обратился к Кучме с вопросом о слухах готовящейся в Администрации Президента отставке министра обороны. Президент в присутствии премьера и главы парламента четко заявил: "Все остаются на своих местах". Очевидно, после этого Кузьмук заявил, что его уход в отставку по собственному желанию был бы безответственным поступком: "С моей стороны было нечестно сделать рекламно-благородный жест: "Видите, какой я сильный человек". Тем самым я кинул бы свои войска и своих подчиненных на произвол и спрятался за этой трагедией". - заявил Кузьмук.

Но, в действительности министр просто не хотел терять место, да и терять верных людей, замешанных в этой истории. Зато безболезненно пожертвовал уважаемым в войсках человеком - генералом Терещенко. При этом замминистр по вооружениям Довгополый продолжал служить. Спросите: при чем здесь Довгополый? А вот при чем. Именно он отвечал за закупки вооружений, именно ему в далеком 1994 году легло на стол письмо Главного ракетно-артиллерийского управления МО РФ. В письме шла речь о том, что по информации производителя ракет "Точка-У" - Воткинского ракетного завода, партия ракет, которая была поставлена на Украину, имеет дефект парового газогенератора. Довгополый письмо прочитал, но своей визы на нем не оставил и команды на ревизию всей партии ракет не давал. Мог ли не знать об этом письме Кузьмук?.. Об этом могут допытаться лишь следователи Главной военной прокуратуры, расследовавшие уголовное дело по "Точке-У". Однако вот уже полтора месяца как дело закрыто за отсутствием состава преступления. Между тем, никто из уволенных из войск стрелочников в должностях не восстановлен, извинения не принесены. А ведь именно упомянутое письмо российских производителей стало для Кузьмука формальным поводом для жертвоприношений. Позволим себе выдержку из приказа Кузьмука, который носит закрытый характер: "Начальник Главного ракетно-артиллерийского управления Вооружений МОУ генерал-майор Глазырин С.М. не предпринял мер для поступления информации от соответствующих органов относительно запрещения использования образцов вооружения и военной техники, стоящей на вооружении в Вооруженных силах Российской Федерации относительно запрета использования ракет выпуска 1991-92 годов, не уточнил причин запрета и выявленных на ракетах дефектах. Не предпринял дополнительных мер для проверки образца ракеты, которая предназначалась для пуска и не организовал надлежащего контроля за состоянием вооружения ракетного комплекса специалистами ракетно-артиллерийского управления Вооружения МОУ на этапе проведения учебно-боевого пуска". Текст приводится в переводе с украинского. По имеющимся у нас данным, письму российских ракетостроителей в 1994 году хода дано не было и виз на нем не значится. Почему? И могли ли в таком случае знать о его существовании те, кто лишился погон? И мог ли не знать о его существовании сам Кузьмук?..

Кадровые войны

Феномен Кузьмука, который вот уже четыре года руководит одним из самых проблемных ведомств страны заключается, пожалуй, в его удивительной непотопляемости. Аксиома: в сложные времена ни один руководитель такого ранга не задерживается долго на своем посту. И судьба предшественников Кузьмука это троекратно подтвердила. С 1996 года ситуация в армии не улучшилась - напротив. Главная причина, конечное же в элементарном отсутствии денег: и просчетах руководства. Идеология армейской реформы заключена в Программе развития ВСУ до 2005 года, которую практически единолично готовило руководство МО - без должного контроля со стороны экспертов, без необходимой альтернативы тому, как видят генералы пути своего выживания. Квинтэссенция программы - это "щадящее", а не обвальное сокращение численности вооруженных сил. Ожидать чего-то другого от военных было бы абсурдно. Но и ожидать оздоровления армии при обозначенных ориентирах тоже бессмысленно. Таким образом хвост полковой собаке рубят по частям. Логика развития военных проблем подсказывала, что в 1996 году возглавить военное ведомство должен был гражданский человек, что не только активизировало бы западную помощь украинской армии, но и гарантировало более взвешенное отстраненное решение глобальных армейских проблем. Но появился Кузьмук. Почему?

Здесь следует вспомнить его службу в должности главного военного начальника Крыма и командующего 32-го армейского корпуса, дислоцированного на полуострове. Александр Иванович - мастер эффектных ходов - внешне по-армейски решительных, но по сути глубоко просчитанных. Всем памятны события начала 90-х в Крыму, связанные с угрозой выступлений крымских татар. Ситуация требовала решительных действий. И в случае неудачного развития событий это могло здорово ударить по Киеву. Проблема заключалась еще и в том, что правоохранительные органы пребывали в ступоре, демонстрируя свое нежелание или не способность взять ситуацию под контроль. Один Александр Кузьмук знает чего ему стоило решение передать часть бронетехники 32-го корпуса в распоряжение Нацгвардии. Техника передавалась без экипажей, однако и это выглядело весьма сомнительно с точки зрения закона и устава. Армия не имеет права на ведение боевых действий на своей территории в мирное время.

Так была снята надвинувшаяся угроза выступления татар в Крыму. На улице Банковской по достоинству оценили жертвенный шаг крымского генерала. В этой связи, в период частого посещения Крыма Президентом, у Кузмука возникла возможность неформально общаться с Леонидом Кучмой. Благо, шаг генерала в преддверии татарской угрозы был хорошим фоном для развития теплых отношений с президентом. Да и близкие отношения Кузьмука с семейством Франчуков также помогали генералу сократить дистанцию до президента. И последующее назначение Кузьмука на пост руководителя Нацгвардии был логичным продолжением этих отношений.

Естественно, когда встал вопрос о смене персоны главы военного ведомства, Кузьмук оказался почти безальтернативной кандидатурой для Киева. Один недостаток: вопреки желанию Запада МО возглавил не гражданский человек. Но не Западу решать проблемы Украины и проблемы власти. А Кузьмук выказал до этого свою преданность президенту и отсутствие политических амбиций: всех предыдущих министров обороны убирали прежде всего потому, что у тех стремительно развивался наполеоновский комплекс.

К тому же, не взирая на логичное разрастание армейских проблем, позиции Кузьмука последнего времени лишь упрочились. Произошло это аккурат после успешной победы Леонида Кучмы на повторных президентских выборах. Министр обороны сумел так успешно и изощренно организовать в войсках предвыборную кампанию нынешнего Верховного Главнокомандующего, что все выборные штабы должны были аплодировать. Загадкой остается попытка Кузьмука составить военное лобби в нынешнем парламенте. Впрочем, ни один из многочисленных военных кандадатов в нардепы не прошел. Что наталкивает на мысль о заранее предусмотренной комбинации по отвлечению голосов выборщиков, которая тщательно разрабатывалась в Администрации президента.

Еще раз констатируем: долгожительство Александра Кузьмука на его последнем посту объясняется ну ни как не успешным обустройством армейской жизни и решением ее многочисленных проблем. Александр Иванович и поныне усиленно демонстрирует отсутствие у себя каких-либо политических амбиций - этакий генерал-рубака, у которого одна забота: чтобы солдат был экипирован и сыт, чтобы армия крепила боевую мощь.

Впрочем, в последнее время Кузьмуку все труднее становится играть эту роль. Маска молодого министра-реформатора ему уже не к лицу. Все возможные дивиденды с грандиозных планов обустройства армейской жизни собраны. Давно настала пора отчитаться о достигнутом. А тут-то говорить собственно нечего. И набившие оскомину ссылки на убогое финансирование войска уже не срабатывают. Итоги уходящего года станут еще одним поводом разочароваться в министре обороны. Пора, пора срочно сниматься с насиженного места и двигаться дальше. Но у Кузьмука не так-то много направлений движения вверх по карьерной лестнице. Весьма удачно выглядел бы уход в кресло секретаря Совета нацбезопасности и обороны Украины. Не так давно о таком перемещении Кузьмука говорили весьма активно. Но, очевидно, Президент рассмотрел в действиях Кузьмука последнего времени желание создать собственный политический имидж. А с восшествием в кабинет секретаря СНБОУ он грозил превратиться в слишком влиятельную фигуру, которая, очевидно, могла бы сохранить за собой полный контроль над МО - через оставшихся генералов-чиновников, которых Кузьмук активно подбирает в последнее время, вытесняя из министерства нейтральных военных менеджеров, единственным недостатком которых были либо чрезмерная независимость либо простое отсутствие собачье-подданного блеска в глазах перед хозяином армии. Кстати, очевидно по той же причине на посту серкретаря СНБОУ всесильного Горбулина сменил аморфный Марчук, всем своим видом и поступками демонстрирующий отстраненность от политики (за исключением случаев, когда это необходимо для очередной политической комбинации).

Но неожиданный для многих уход Горбулина все-таки принес Кузьмуку заметные политические дивиденды. Горбулин, не считая, конечно самого Президента, был единственной фигурой, реально влиявшей на политику МО и был способен контролировать действия его главы. При Горбулине выявление собственного видения проблем армии, противоречившего взглядам Горбулина было опасным занятием. Это, в частности, касалось вопроса торговли вооружениями собственно военным ведомством. Сам Кузьмук неоднократно подчеркивал, что не дело МО заниматься торговлей, мол каждый должен исполнять свои профессиональные обязанности.

В окружении нового министра обороны оказалось немало высокопрофессиональных подчиненных, которых прямо "расшифровывали" как людей секретаря совбеза. И уже в первые дни вступления в министерскую должность Кузьмук активно отметал возможные кадровые изменения во главе армии: "Люди не фишки, которых без вреда для дела можно бесконечно передвигать с места на место". Но время меняется, а с ним меняются если не взгляды, то поступки Александра Кузьмука.

Первый кадровый звоночек на предмет того, что у министра слова могут расходиться с делами прозвучал уже в 1996 году, когда Кузьмук вступил в новую должность. Он снимает командующего Военно-морскими силами вице-адмирала Владимира Безкоровайного, который по ныне считается одним из лучших морских специалистов Украины. Его заменил контр-адмирал Михаил Ежель - молодой выпускник академии, до этого работавший в инспекции министра обороны. Приемник Безкоровайного выглядит откровенно проигрышно на фоне предшественника. Никаких внятных объяснений по поводу отстранения Бескоровайного дано не было.

Дальше-больше. В конце 1998 года Кузьмук в кавалерийском порыве поменял сразу руководство Генштаба, командование военных округов и командующего Сухопутными войсками. Генштаб возглавил генерал Шкидченко из Одессы, Сухопутные войска - генерал Шуляк со Львова. Обе фигуры весьма сильные и необходимы были для усиления МО в случае ухода министра в СНБО. Ну и, весьма полезно было бы иметь своих людей в МО, ожидая их дальнейшую подконтрольность. Время показывает правильность выбора Кузьмука: по сей день ни одна из назначенных фигур не выказала своей тяги к политике и карьерных амбиций. За два года они не осмелились сформировать в Киеве львовского и одесского "землячеств".

Очередной кадровой жертвой министра стала фигура командующего Военно-воздушными силами Владимира Антонца. Это был единственный генерал, который пересидел в своем кресле всех министров обороны, начальников Генштаба и командующих войсками. Антонец - амбициозная фигура, пользовавшаяся авторитетом в армейских кругах и не только. Он не боялся через голову министра выходить на Верховного главнокомандующего, пытаясь по-своему решать многочисленные проблемы ВВС, в разрез с видением задачи Кузьмуком. Такая самостоятельность не могла нравиться министру, но ему пришлось приложить немало усилий для того, чтобы "уйти" строптивого генерала. Первый заход на Антонца Кузьмук сделал в 1997 году, подвергнув его критике по поводу бесконтрольной эксплуатации военно-транспортной авиации. Мимо! Надо было приложить немало усилий по предварительной дискредитации командующего ВВС в глазах Верховного главнокомандующего. В 1998 году Кузьмук вновь критикует главного летчика, который имеет собственную позицию относительно реформирования ВВС. Жертвой стали начштаба и начтыла авиации.

Логичным завершением операции стало инспектирование лично министром авиачасти - в ходе проведения контрольных занятий. Кузьмук демонстрирует праведный гнев и заявляет, что должностные лица ВВС, прикрываясь объективными трудностями, не в состоянии организовать эффективное развитие возглавляемого рода войск. Министр издает приказ о снятии Антонца, на месте которого оказывается его заместитель Виктор Стрельников: профессионал, который не имеет карьерных амбиций, и главное, путей прямого выхода на Верховного главнокомандующего.

Независимыми чертами отличались еще два военоначальника. Замминистра обороны по вооружениям Анатолий Довгополый был гражданским человеком, которого назначал на эту должность гражданский министр Шмаров - в 1996 году. В МО Довгополый пришел из СНБО и сохранял близкие отношения с Владимиром Горбулиным. Что позволяло Долгополому удерживать в своих руках все рычаги управления политикой МО в вопросах закупки вооружений и оборонно-технических контактов. Мнение Долгополого далеко не всегда совпадало с менинем Кузьмука. Результат: в январе Долгополый по собственному желанию написал заявление об увольнении. Поводом стала критика министром обороны состояния дел в отрасли вооружений: неудовлетворительное состояние с сохранением и утилизацией боеприпасов, ракетных арсеналов, затянувшаяся разработка Госпрограммы развития вооружений. Все это случилось на фоне скандала со складом боеприпасов под Киевом и так неудачно свалившейся ракетой "Точка-У" в ходе военных учений под Киевом. Трое человек погибли. Министр устоял, но решил "уйти" зама: а вдруг тот станет претендовать на роль гражданского министра обороны, благо пошатнувшееся кресло министра после взрыва в Броварах могло и освободиться. Кресло Довгополого занял Александр Стеценко - стопроцентно свой человек для Кузьмука.

Еще один строптивец - начальника Главного управления разведки МО генерал-лейтенант Игорь Смешко. Занимая этот пост с 1996 года он добился значительной самостоятельности для своей службы. Кроме того, особый статус службы позволял Смешко общаться с Президентом напрямую - и чаще чем того желал Кузьмук. Вдруг 14 сентября Кучма удовлетворяет прошение Смешко об отставке. Сегодня пост главного разведчика занимает генерал-лейтенант Виктор Палий. Начальник Национальной академии обороны, в свое время он как и Кузьмук руководил 32-м армейским корпусом и был старшим военноначальником в АРК. Стопроцентно "свой" для министра.

Таким образом, за четыре года правления Кузьмук сменил начальника Генштаба и всех командующих войсками. Генеральный президентский инспектор также весьма лоялен к Кузьмуку. Отныне министра окружают преданные функционеры, не способные на творческие независимые шаги. Они - гарантия защищенности тылов министра. Но эти люди отнюдь не способны к оригинальным решениям на пути вывода армии из пикирующего состояния. Между тем, свита может создавать в глазах министра видимость благополучия. Но в действительности это не так. Что становится все очевиднее. Логика событий показывает, что если Кузьмук в ближайшее время не совершит резкого административного взлета, значит ему не избежать не менее стремительного падения. Падать будет низко.

Сегодня не заметно признаков того, что Кузьмуку уготовано перемещение по восходящей. Напротив, некоторые признаки указывают на то, что его может ожидать наихудший сюрприз. Так, в последнее время в окружении Кузьмука стали появляться люди, которых он бы ни за что не поставил по собственной воле. В апреле этого года у министра появился новый зам по вопросам военной политики и военного сотрудничества генерал-полковник Виктор Банных, в прошлом без нареканий руководивший Пограничными войсками. А незадолго до этого в заместителях появился бывший командующий расформированной Нацгвардией генерал-лейтенант Александр Чаповский. В военных кругах несмело заговорили о формировании "чужого" окружения вокруг министра обороны. Не к добру все этого:

А тут еще подливают масла в огонь западные советники в погонах.

В ходе визита в Украину 27 января этого года генеральный секретарь НАТО Джордж Робертсон, выступил с лекцией в Академии обороны. Находясь в стенах Минобороны он сказал: "Альянс, в частности, в рамках общей рабочей группы по военной реформе готов предоставить помощь Украине в ее адаптации к современным реалиям безопасности. Огромный потенциал этого сотрудничества еще не использован, и я надеюсь, что эта рабочая группа в дальнейшем будет помогать вновь назначенному секретарю СНБО, Евгению Марчуку в его проверке состояния реформирования Вооруженных Сил". Непростительно со стороны главы НАТО не упомянуть в этом контексте собственно главу МО, который к тому же (по крайней мере по утверждениям последнего) является давним другом Робертсона. Но такие люди как Робертсон не способны на оговорки, и забывчивость им не присуща. Просто НАТО отчаялось (в отличие от украинского руководства) увидеть наконец реальные шаги по реформированию украинской армии, о чем нам твердят четыре последних года.

Через месяц Кузьмуку продемонстрировали недовольство уже по-армейски прямо. Тогда впервые в истории альянса было решено провести выездное заседание Украина - НАТО за пределами Союза - в Киеве. Гости из НАТО снова заговорили о неспешности Украины в проведении военной реформы: "Да, это дело болезненное, но чем быстрее вы решитесь на операцию - тем быстрее будут видны положительные результаты".

Кузьмук старается держать удар и рассказывает о беспрецедентности предпринимаемых руководством МО мер. Но этому уже не верят, по крайней мере на Западе.

А тут еще случилась резкая переориентация вектора международной благожелательности Украины. Тарасюк снят с должности, теперь приказано любить Москву больше чем Вашингтон. Кузьмук вновь в интересном положении.

Если армия потеряет Кузьмука

В случае ухода Кузьмука с должности министра эксперты прогнозируют примерно следующий сценарий развития военного реформирования. Во-первых, будут неумеренно использоваться внешние шумовые эффекты, чтобы приободрить Запад и вернуть себе расположение его военных специалистов - вместе с продолжением финансирования военных программ. В этой связи ожидаемо назначение на должность министра гражданского человека. Оперативно, по живому пройдет разделение Министерства обороны и Генерального штаба. Массированному сокращению будет подвержен личный состав - в первую очередь сухопутные войска и танковые части. Возможно, "ужмут" возможности авиачастей. Для уменьшения социальной напряженности в армии, Запад впрыснет финансовую анестезию.

Олег Ельцов

    Предыдущая В начало Следующая    
О сайте Об авторе Рубрики На первую